- У тебя невеста есть? - спросил он.
       - У меня жена есть.
       Я не собирался демонстрировать остроумие, просто сообщил человеку непреложный факт. Но ему в этом совершенно невинном ответе послышалась издевка.
       - Ты что, смеешься? Я тебя серьезно спрашиваю.
       - А я тебе серьезно отвечаю.
       - Нет, я без шуток.
       День выдался на редкость неудачный - намеченное интервью пришлось в последнюю минуту отменить, в почтовом ящике обнаружился ужасающих размеров счет за телефон, дома было холодно, как в открытом космосе и все семейство шмыгало носом. А тут еще этот разговор! Мы явно не понимали друг друга.
       - Слушай, я же тебе сказал: я женат.
       - Да при чем здесь ты! - он просто кричал, - Я ищу невесту, понимаешь, я! У тебя девушка хорошая на примете есть? Есть - скажи, нет - не морочь мне голову.
       - Нет у меня никакой девушки. Будь здоров!
       Я повернулся и пошел на автобусную остановку. Мало мне других забот, я еще должен искать невесту этому психу! Я его и не знаю-то почти, так ездим на работу в одно время, разговариваем иногда. И почему он сам найти не может? Есть же какие-то конторы, объявления в газетах...
       - Послушай! - он уже уходил, но, услышав меня, обернулся, - А сам ты что, не можешь найти?
       - А ты пробовал в Израиле жениться?
       - Да зачем мне это?
       - Вот когда попробуешь, тогда и поймешь.
       И он ушел.

       Создать семью в Израиле

       Казалось бы, какая проблема? Встретились два человека, улыбнулись друг другу, перекинулись парой слов, договорились о встрече, посидели вечероком в уютном, прохладном месте, дальше - больше, чаще, дольше. Но вот в этом и заключается главная проблема - встретиться...
       Когда мы жили в Советском Союзе, в Ленинском районе, на улице Пушкина, наш мир был густо населен, города покрывала частая сетка маршрутов - сюда я захожу потрепаться с другом детства, тут меня всегда рад видеть однокурсник, здесь я работаю, там вечером веду умные разговоры под кофе, а сюда захожу потому что тетя Маша не гоняет, когда устроившись под плакатом "Приносить с собой спиртные напитки категорически запрещается", мы добавляем в пиво "андроповку". Из ежовых руковиц трудового коллектива мы удирали в нежные объятия друзей и подруг, на бегу приветствуя давних знакомых.
       Люди были повсюду. Их было так много, что можно было позволить себе роскошь отказаться от общения, сухо бросить "привет!" и уйти быстрым шагом. Мы странствовали из компании в компанию, из тусовки в тусовку и всюду нас подстерегала возможность Встречи, которая все перевернет, все изменит. Отыскать в хороводе лиц то самое, единственное, казалось нелегко, но лишь потому, что выбор был слишком велик. Израиль на удивление безлюден.
       Мы возникаем из ниоткуда, пестрые бабочки, никогда не бывшие куколками. Мы селимся среди чужих, оставив однокласников и сослуживцев на расстоянии четырех часов лету, круг наших знакомых составлен на скорую руку Его Величеством Случаем, собравшего в одном ульпане людей до того разных и несхожих между собой, что даже не верится, что когда-то они могли жить в одном городе.
       Там мы могли попросту не замечать тех, кто не вписывался в "свой круг", здесь ищем общения с ними, потому что никаких "своих" у нью-израильтяна нет. Часто наши разговоры с соседями и соучениками прерываются долгими паузами - нелегко хлопкоробу объясниться с китобоем, трудно виноделу вести диалог с камнерезом. И только тема несхожести с аборигенами сближает собеседников и подливает масла в почти погасший светильник - тусклый, зачадивший было разговор вспыхивает вновь.
       Чем же располагает среднестатистический репатриант, когда, уладив самые неотложные дела, он вдруг вспоминает, что годы идут, а семейного счастья, как не было, так нет? Несколько приятелей из ульпана, человек-другой с работы, один-два соседа, да пара случайных знакомых - вот, собственно, и все, чем успевает обзавестись он к моменту, когда проходит первый страх и просыпаются надежды. "Только этого мало" - как сказал поэт, расписываясь в гонорарной ведомости.

       И все-таки создать

       А ведь женятся люди! И замуж выходят, вот что удивительно. Вроде бы дом-работа, работа-дом, но ведь находят себе спутника жизни, да такого, что любо-дорого посмотреть. И не пацаны-девчонки какие-нибудь, им-то что, как там сбивались в стаи, так и здесь сбиваются, как там сидели вечером в общественных парках, так и здесь сидят, по дискотекам ходят, нет, я не про них говорю, я про тех, кому за тридцать, про сложный возраст, проблемный, когда в парке уже не поймут, а так хочется личной жизни!
       Некоторые по старинке действуют - сидят, ждут, пока не зайдут в комнату маменька с папенькой, не скажут: "Ходили мы тут к Рабиновичам. Мишка у них всегда какой-то маленький был, худенький, а тут звоним, а нам дверь такой мужчина открывает! Может, солнышко, в следующий раз вместе сходим, познакомим вас?"
       Есть такой вариант, никуда не делся, и семьи такие есть, патриархальные, в которых бабушки соберутся на семейный совет, обсудят как бы деток познакомить так, чтобы они за портьеры не прятались, а сразу к разговору о чувствах переходили и вот она, свадьба.
       Есть вариант посовременнее - в концерт направиться, на виртуозов Москвы посмотреть, а заодно и вокруг оглядеться: может и окажется в пределах видимости милый человек, не связанный узами брака. Есть такой вариант, не самый ходовой, конечно, но есть.
       А вот еще один способ: в ресторан пойти. Не всем годится, не спорю, и место знать надо, точно знать, потому что русский ресторан в Израиле, он всегда свою специфику имеет: в один приходят, чтобы водки выпить и грусть свою вдребезги разбить, вместе с чужой мордой. А в другом все чинно-пристойно: дамы, кавалеры, оркестр только танго исполняет и возле дверей мальчик сидит, а у него в ведре пластмассовом - букеты, утомленные солнцем.
       Много раз такое было: приходят потом и говорят: "Тут все началось, тут и точку ставить будем. Снимаем весь зал - свадьба у нас". Но если в ресторане неуютно, а родня еще только чемоданы пакует, поступает в Израиль, но малыми порциями, тогда что? Где счастья искать? Тогда к профессионалам идти надо.

       Свахи

       Профессионалы, живущие за счет семьи и брака, делятся на две большие группы. Первая открыла бюро, в которые всякий человек, мечтающий о создании новой ячейки общества, приходит с обширным досье на самого себя - кто таков и чем хорош с приложением фото- и видеосвидетельств.
       О деятельности второй группы известно каждому, кто хоть однажды брал в руки газету - на любом языке. Ибо одна из ее страниц непременно отдана под клуб знакомств.
       Как и в любом другом бизнесе, где не продохнуть от конкурентов, свахи в разговоре нахваливают собственное дело, а вот о том, что делают другие отзываются сдержанно. Это сначала, когда включен диктофон, а потом, когда диктофон выключен, - несдержанно и, порой, нецензурно.
       Те, кто держат бюро, хвалятся: у них товар лицом. Приходит одинокий гражданин и сообщает о намерении покончить с вольной жизнью. Тут же ему выкладывают альбом за альбомом (кассету за кассетой), где запечатлены потенциальные спутники жизни. Смотрит гражданин и решает, с кем ему дело иметь ни к чему, а с кем стоит попробовать.
       Только укажет он на портрет, как сваха (а если хозяин бюро - мужик, тогда как? свах?) зачитывает ему объективку на кандидата - пол, возраст, рост, вес, дурные привычки (их, как правило, нет), профессия, материальное положение, увлечения, предпочтения, особые пожелания. Гражданин снова задумывается, потом делает выбор - вы мне, уважаемый, вот этого кандидата отложите, еще вот этого и того, пожалуйста, тоже. Тут же сваха садится на телефон - о встрече договариваться. А уж потом как гражданину повезет.
       В газетах фотографии редко публикуют и о себе особо не распространяются, так, кое-что по мелочам - атлет, красавица, материально независим, жильем обеспечена, и пару фраз проникновенных, чтобы за сердце брали - про тоску вселенскую и душу непонятую, про то, чтобы жизнь скрасить и печаль утолить. Зато читателей у такого объявления - масса. В бюро кто пришел, кто мимо прошел, а газеты все покупают. Опубликовал свое объявление - и телефон уже не умолкает.
       Те, кто держат бюро, ругают "газетчиков": начали по объявлению люди звонить, а ведь кому они звонят - неизвестно. Написать про себя все, что хочешь можно - ноги до пола достают, значит, великан, срезался на вступительных экзаменах, следовательно, "образование незаконченное высшее". К тому же, написать это одно, а свидание назначить - совсем другое. Вот и люди хорошие, и друг другу подходят, но уж очень несмелые, по телефону позвонят иной раз, а чтобы встретиться, в глаза глянуть, так нет, робеют. Поговорят-поговорят и дальше тоскуют в пустом доме. А в бюро хозяин проследит, чтобы дело на полпути не застопорилось, надо будет - на руках к месту встречи отнесет, он ведь только аванс получил, окончательный расчет - после свадьбы.
       "Газетчики" говорят другое: если человек пришел объявление давать, из кармана купюры вытаскивать, ясно, что он не в игрушки играет. А в бюро может вот что случиться: подпишет клиент договор, где сказано "Согласен, что за мои кровные сваха организует эн встреч с энным количеством кандидатов". И вот показывают клиенту альбом, а там такой кандидат - только держись! Ноги от ушей, бицепсы - не обхватишь, глаза-озера синие, подбородок волевой, бюст, как у Сабрины, шнобель, как у Брюса Виллиса. "Вот! Вот оно!" - кричит клиент.
       Назначают встречу. Все идет отлично. И в другой раз тоже. А после третьего раза кандидат вежливо прощается и говорит со вздохом: "Не судьба". Что поделать, сердцу не прикажешь. Идет домой клиент в грустном одиночестве. А кандидат в бюро идет. И ему там выдают по стольнику за каждую встречу: "Молодец, заработал. Завтра у фонтана тебя следующий ждать будет. Схема прежняя: три раза, а потом - не судьба". Были такие случаи и не раз...

       Позвони мне, позвони

       Не знаю, как мужики, а решительные дамы в таких случаях покупают "Время", садятся у телефона и принимаются жать на кнопочки. Что из этого получается? Задумал я однажды выяснить, да сорвалось все из-за женской импульсивности.
       Уговорил я женушку-жену поработать подсадной уткой, дал ей газету в руки, говорю: "Звони", а сам по второму аппарату слушаю. Берет трубку первый мужчина и сразу с порога начинает сыпать вопросами, да так ладно, будто у него все заранее на бумажку записано: "Материальное положение? Работой обеспечены? Квартира своя? В каком городе проживаете?" и только потом: "Фотографию вышлите". Да кому ты такой практичный нужен! Звоним дальше. Снова с материального положения начинают! Третий номер набрали - просто ужас какой-то, ни о чем, кроме квартиры и счета в банке кавалеры и знать не хотят. А самое главное, мало им, что квартира есть, она еще в правильном городе находиться должна, а то долго и накладно будет кавалеру после свиданий домой добираться, да и на работу проспать можно.
       Восемь раз мы звонили, восемь! И все женихи такие приземленные попались, никто ни комплимента не сказал, ни свидания не назначил. Жена и возмутилась. Только последний начал про жилье распрашивать, она и говорит: "Вы со мной познакомиться хотите или с квартирой? Вам человек нужен для счастья семейного или метры квадратные? Вы всегда таким бревном бесчувственнным были или это на вас так Израиль повлиял?" И бросила трубку. А я тоже расстроился, но виду не подал, сижу, ее успокаиваю: "Да ну их всех на фиг, чего ты грустишь? Небось, уроды такие, что без слез не взглянешь и неудачники отъявленные. Брось, еще найдем". Глянули друг на друга, опомнились и давай хохотать. А ведь кому-то не до смеха...

       Ведь я институтка, я дочь камергера

       Не получается в Израиле по быстрому счастье-то найти. Терпение нужно. Если научился у буддийских монахов простыни на спине сушить, тогда и с семьей как-нибудь все образуется, все получится. Но только климат здешний к долгому ожиданию не располагает и плоть своего требует. И как тут быть? Ненавязчивый израильский сервис тут как тут: фирма по сопровождению незамедлительно предоставит замену ненайденной пока невесте. А если потребуется, то и доселе необнаруженному жениху.
       Ну, как мужики свои проблемы решают, дело известное. С дамами ясности меньше, темнят. Долго я свою женушку-жену уговаривал, наконец, сели мы, раскрыли газету, другую уже, "Время" издание серьезное, у нас не всякое объявление напечатают, и давай звонить.
       Приятный мужской голос в трубке, завораживающий такой: "Фирма слушает. Кого изволите?" Хорошо бы сначала знать, кто у вас есть. Мужчины есть, от 18 до 60, все в замечательной спортивной форме, все с высшим образованием (это когда же они успели-то, в свои 18-ть?), обаятельные, привлекательные, а главное - на все согласные. То есть просто на все. Долго мое женушка выспрашивала, я, чтобы легче ей было, справочник по сексопатологии принес, но на всякую срамную усладу был охотник.
       Тут моя милая как ошарашит голос в трубке. "Это все, конечно, хорошо, но мне такой нужен, чтобы в шахматы умел". Помолчала трубка, но недолго совсем. "Найдем, сам Щаранский не постеснялся бы с таким мастером партию сыграть". А как с манерами? Этикет, оказывается, мужчины по вызову, как свои пять пальцев знают. Могут в кафе посидеть, в театр сводить, на деловой встрече не оконфузятся, словом, ничем их не напугать. Одна беда - недешево такой мужчина стоит, за два часа 400 шекелей запросили. Вот и получается, что и эта радость не всякой даме доступна.
       Тут недавно сообщение промелькнуло - придумали в Америке наборы продавать, "Мой мужчина называется", а там фото маленькое, чтобы в кошелек поместилось, пара записок "Буду вечером, целую, твой козлик" и еще несколько мелочей. Все удовольствие - 14 долларов 50 центов, а сослуживцы сразу по другому смотрят. Но нет у нас пока в Израиле таких наборов, не дошли до наших краев модные веяния, да и не решают записки одной важной проблемы. А как же ее решают?

       Чип и Дейл спешат на помощь

       Решают, есть способ. В индивидуальном порядке, называется. Я вам рассказывать не буду - не маленькие. Но сперва настроение надо создать. А с этим в нашей державе все отлично и цена приемлимая - 80 шекелей всего, за удовольствие и за закуску легкую с выпивкой умеренной. Мужской стриптиз в "русском" ресторане, ничуть не хуже заезжих "Чиппендейлов". Но я и туда не попал - мужчин пущать не велено. Живи мы в Иране, я бы паранжу накинул, а в Израиле какая паранжа? Пришлось билет подруге жены отдать. Так они вдвоем и поехали.
       Прошло все замечательно. Дамы подобрались на изумление разные - и на шикарных машинах к ресторану подкатывали, и на автобусах, в платьицах "прощай, молодость" и вечерних туалетах "от кутюр", возраст тоже не опишешь, и солдатки в зале оказались, и матроны пенсионного возраста. Но все наши! И веселились от души! Так что не верьте, когда говорят, что нас только результаты выборов заботят. Да пропади они пропадом, эти выборы, когда такое делается.        Еще ничего не началось, а дамы уже резвились. Только хозяин ресторана на сцену вышел, объявление сделать, а ему из зала задорно так: "Ну, чего стал? Раздевайся!" Хозяин живот погладил и молча на кухню ушел. Тут юноши вышли. Четверо. И давай под музыку телеса оголять - то поодиночке, то по двое, а то и все четверо разом. Сперва они только на сцене прогуливались, мускулами играли, а потом в зал пошли. Тут нечто неописуемое началось. То есть я слова такие знаю, конечно, чтобы описать, но редактор все равно не пропустит, потому что он у нас строгий и сдержанный.
       Если подвергнуть рассказ жесткой цензуре, то получится, что женщины парней окружили, а те давай к ним прижиматься, а дамы и не шарахаются вовсе, а, напротив, все неприличные телодвижения охотно повторяют и деньги юношам в плавки суют (да, это я как-то упустил, плавок стриптизеры не снимали, говорят, неэстетично получатся, да и деньги класть некуда), а юноши под юбки ныряют, а дамы только кричат радостно и, что характерно, все наши женщины - с долларовыми бумажками, потому что двадцать шекелей жалко в чужих плавках оставлять, а пятачок туда не засунешь, греметь будет. Одним словом, закончили свой рассказ женушка с подругой, оторвались они в полный рост! На выборах так не оторвешься!

       Мораль сей басни такова

       Несмотря на определенные трудности, иногда встречающиеся у некоторых граждан нашей страны на пути к построению новой ячейки общества, бывшие советские люди полны решимости эту ячейку создать и нет таких преград, которых не смогли бы они преодолеть на своем пути. Отдельные неудачи не должны заслонять цельной картины увеличения роста народонаселения Израиля, в том числе благодаря бракам, заключенным между недавно прибывшими. Есть трудности, есть недостатки, но если есть желание, то все можно уладить, оторваться в полный рост, а если еще и деньги водятся, то ва-аще, оттопыриться за всю малину.

       Гарри Резниковский, 1998

© Design & content - Garry Reznikovsky 1998-2000

Back Home Next