"На одном из приемов с обильным угощением новый русский (НР), уплетающий за обе щеки, обратил внимание на англичанина, который стоял с краю и ни к чему не притрагивался.
НР: "А ты чего не ешь? Все же на халяву!"
Англичанин: "Спасибо, я ем только когда голоден".
НР: "Ну ты, блин, в натуре, прямо, как животное!"
(Популярный анекдот)

        Национальный спорт израильтян - это еда. Не футбол, потому что хотя футбол у нас и любят безумно, но играть в него умеют весьма приблизительно... И не баскетбол, несмотря на то, что в баскетбол у нас таки-да играть умеют, особенно - заморские легионеры.
        Поесть в Израиле любят много и смачно. И в этом нет ничего плохого, а если и присутствует в моих словах некий иронический оттенок, то только потому, что мне присущ ехидный взгляд на жизнь, и тут я ничего с собой поделать не могу, разве что со мной что-нибудь сделают.
        Между прочим, есть в этом и автобиографический момент, потому что за последние два года я прибавил в весе 15 килограммов и холестерин стал зашкаливать, и мой семейный врач рекомендовала мне перестать так много есть - ей легко говорить, а что делать если все так вкусно?
        О существовании континентального завтрака в гостинице израильтяне с удивлением узнают только когда выезжают на континент. Булочка с джемом и кофе - и это все? И с этим надо жить до обеда? Но зачем тогда вообще такая жизнь? Еврейский завтрак в любой, даже самой заштатной гостинице в Израиле - это так называемый "шведский стол", хотя от Швеции в нем только название. Все остальное - от пуза. Стол уставлен сырами доброго десятка сортов, творожными массами с чем хотите - укропом, маслинами, орехами и без всего, рыбой соленой, холодного и горячего копчения, отварной - опять же, какой хотите. Плюс набор разнообразных хлопьев - кукурузных, овсяных, пшеничных... Плюс овощи и фрукты - свежие и консервированные. Недаром, реклама израильской - впрочем, уже мировой - фирмы "Элит" гласит: "Элит" - это праздник вкуса". Нет, вся израильская кухня - это праздник вкуса. После такого завтрака непонятно зачем нужен обед.
        Обед описывать не буду. Тот же "шведский" стол, от которого сами шведы давно бы уже лопнули. Люди, приезжающие из стран, где умеренное питание - признак хорошего тона, поражаются, как может столько влезть в обыкновенного человека средней упитанности. Точно так же, как иностранцы в России удивляются, что один человек может выпить столько водки и не умереть, а я в свое время в Праге удивлялся как это обыкновенный чешский студент выпивает метр пива ("метр" - это чешская национальная мера объема пива: диаметр поллитрового бокала - 9 сантиметров, вот и посчитайте, сколько это - метр бокалов, поставленных в ряд). Спустя месяц пребывания в Праге я уже спокойно осваивал за вечер тот самый погонный метр.
        Так и в Израиле. Однажды мне пришлось обедать в тель-авивском кафе "Пикассо" с известным российским актером Збруевым. По незнанию мы заказали по говяжьему стейку. Когда этот стейк принесли, то стало ясно, что мы несколько погорячились - он был площадью с зонтик средних размеров. Но я видел, как две милые стройные девушки за соседним столиком преспокойно уплетали аналогичный продукт, и, похоже, уже не в первый раз, что абсолютно не сказывалось на их фигуре. Впрочем, это до поры, до времени...
        Мрачная статистика, которая знает все, утверждает, что 48 процентов населения Израиля страдает от избыточного веса. Я, похоже, отношусь к этим 48 процентам, хотя и не страдаю. Правда, никто не может сказать наверняка, какой именно вес считается избыточным. Но огромной индустрии похудения, существующей в Израиле, похоже, не грозит разразившийся в стране экономический кризис. Целые полосы в пятничных приложениях к ведущим газетам отведены рекламе, на которой изображены граждане и гражданки Израиля "до" и "после"... Честно говоря, на мой взгляд, реклама неудачная: многие дамы до желанного похудения выглядели куда симпатичней. Похудеть в Израиле хотят все - могут лишь единицы. Об этих единицах пишут огромные статьи в газетах, как об уникумах.
        По улицам израильских городов некоторое время назад бродили странные личности с огромными бляхами-значками на груди: "Хочешь похудеть? Спроси меня, как". Спрашивать почему-то не хотелось. Герболайф прошел по стране, как Мамай по России, оставив после себя лишь воспоминания о невкусной и нездоровой пище и те же сорок восемь процентов людей с избыточным весом. Кто-то на это заработал, кто-то разорился, но решающей победы над весом добиться не удалось. Потому что Израиль - это ожившая книга о вкусной и здоровой пище, воплощенная на Ближнем Востоке мечта советского министра Анастаса Микояна образца 1954 года.
        Когда в восьмидесятых годах мне доводилось бывать в командировках - даже в Москве - проблема еда была одной из самых труднорешаемых, не по причине ее отсутствия, а из-за совершенно убогой системы общепита. Найти "тошниловку" в Москве, чтобы быстро поесть и не отравиться, было практически невозможно. Не знаю, как там обстоит дело сегодня, но в Израиле меня просто поражает немыслимое число разных заведений "фаст фуд" - "быстрой еды". Когда нас "зловредные" эмиссары Сохнута "заманивали" в страну (все кавычки здесь не случайны), то на вопросы о работе они отвечали уклончиво, а главным аргументом в пользу репатриации было то, что в Израиле никто не живет на улице и не умирает с голоду. Конечно, это было некоторым преувеличением, но в лишь в самой малой степени. Бездомные и голодные в Израиле, увы, есть, хоть их и не много. Но умереть с голоду при наличии даже минимума денег весьма трудно.
        Итак - "фаст-фуд". Пиццы самых различных фирм и форм, "Бургер-ранч", "Бургер-кинг", "Макдональдс" - ни в жисть мне не понять, чем один гамбургер отличается от другого. Но это все не наше, чужое... Наше - это шуарма и фалафель. И пусть злые языки утверждают, что на самом деле это арабская, а не еврейская кухня, для меня она самая что ни на есть еврейская. Кого, в конце концов, волнует, кто изобрел шашлык, который, кстати, и на иврите "шешлык"? Пита и фалафель - это любимая еда израильского народа. И моя. Особенно после того, как я овладел непростым искусством набить карманчик питы с порцией фалафеля таким количеством салатов и солений, что пита превращается в футбольный мяч стандартных размеров с абсолютно шарообразной формой, и единственная трудность - открыть рот на такую ширину, чтобы откусить ее.
        Да, я совсем забыл про хумус - ставший для некоторых репатриантов, особенно недовольных левантийской средой обитания, своеобразным оскорбительным символом этой среды. Между прочим, есть шанс, что наш еврейский хумус скоро полетит в космос. Американские астронавты, измученные скучной американской едой, попросили чего-то экзотического. Израиль "выдвинул кандидатуру" хумуса. Господа, это так вкусно! И вообще, в Израиле так замечательно едят!
        Именно поэтому, наверное, самой страшной мерой воздействия на власти в Израиле является голодовка. Голоданием в Руанде никого не удивишь. Голодающие напротив резиденции главы правительства в Иерусалиме студенты, требующие снижения платы за обучение - волнуют всех. Восемь дней голодают они, и хотя на лицах не заметно ни единого признака измождения, даже у жестоковыйных властей разрывается сердце при мысли, что студенты не вкушают наши изысканные деликатесы и простую народную еду.
        Когда я думаю, почему так вкусно готовят в Израиле, в голову мне приходит крамольная мысль. Все дело в кашруте. Мне время от времени мои друзья в бывшем СССР сочувствуют - как ты, бедняга, там обходишься без того, что запрещено еврейской традицией. "Ребята, - отвечаю я им, - Действительно, много очень вкусных вещей, увы, не укладывается в прокрустово ложе кашрута. Но, может быть, именно это заставило евреев быть изобретательными и сделать это прокрустово ложе мягким и приятным для возлежания".
        Кстати, совсем недавно ученые доказали, что лишний вес здоровью вовсе не помеха, как говорили ранее. И еще, на самый крайний случай, они же уже изобрели какую особую "виагру" для похудения. Зряшное, на мой взгляд, изобретение.

        Лев Авенайс, 1998

Back Home Next