ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ АЛИИ

Зал Глеба Корсунского (1)

Глеб Корсунский, репатриировался в 1999 году, живет в Ришон-ле-Ционе. Программист. По гороскопу: рыба, вол (сам в гороскопы не верит). Хобби: гитара. Сайт: Глючный Сайт E-mail ICQ: 18259688

Приехали
(из цикла "Еврейские фенечки")

        Нет, выходя из самолета, лицом ниц в землю обетованную никто не падал, видно время для сантиментов прошло безвозвратно. Только, непривычные, тихонько изумлялись здешней тропической жаре. Зато тихонько похлопали в самолете перед посадкой. Хлопают всегда, мы уже второй раз летим, и всякий раз хлопают. Правда, в этот раз похлопали чуть погромче, может быть потому, что аккурат за две минуты перед посадкой из вентиляционной щели в голове салона со свистом пошел холодный белый пар. Вызванная стюардесса, профессионально побелев, успокоила в том смысле, что практически мы уже сели, а белый пар - это продувка реактора. Летайте самолетами Аэрофлота!

        В самолете за нами сидела пара с маленькой девочкой в бантиках, судя по всему - наши люди, прочно осевшие в Израиле (ватики), так как говорили они между собой на прочно забытом русском. За полчаса перед посадкой девочка за нашими спинами вдруг отчетливо и саркастически произнесла "Тупые олимы". Мы разом вжали головы в плечи, хотя к нам это относиться вряд ли могло, или по нам уже в самолете видно, кто мы такие? Со вжатыми в плечи головами мы и сошли с самолета и поехали в невиданном автобусе на регистрацию.

        Израиль встретил нас, в общем, гостеприимно. Тетя с плакатом "На постоянное место жительства" велела нам, прибывшим на постоянное место жительства, встать в очередь на регистрацию к окошку "Для граждан Израиля", там и народу было поменьше. За два человека до нашей очереди, девушка за перегородкой начала отгонять нас движениями птичницы в курятнике, знаками объяснив, что нам не сюда, а к окошкам "Для не граждан Израиля", где народу было не продохнуть. Мы законопослушно побрели к указанным окошкам. Когда тетя с плакатом углядела, что мы стоим у других окошек, она скорбно вздохнула в адрес человеческой тупости и погнала нас обратно, при этом прокричав что-то через наши головы девушке в окошке. Девушка догадливо сказала "А-а" и начала принимать наши паспорта. К несчастью с очередного рейса к окошку успела набиться целая толпа счастливых граждан Израиля, которые отказались понимать наши обстоятельства и громко начали возмущаться, какого ... мы лезем без очереди. Впрочем, громко - слово тут неподходящее. Они орали так, то закладывало в ушах. Очень часто повторялись слова "ма питом" (что означает "что вдруг") и "балаган" (что означает "балаган"). Тетя с плакатом и девушка за окошком встали на нашу защиту, но перекричать борцов за свои права они не смогли. Прибежала полиция аэропорта в лице двух девиц, которые и успокоили очередь. Совершенно неожиданно только что бешено оравшие израильтяне успокоились так же быстро, как до этого раззадорились, и мы тихо и спокойно прошли регистрацию и пошли в зал приема репатриантов.

        Дальше все пошло очень быстро и типично. Настолько быстро, что мы даже не успели вкусить легких закусок и напитков от щедрот Министерства абсорбции и поболтать с мосадовцами на предмет военнообязаности. Гоняли от окошка к окошку, я даже позвонить еле успел. Кстати, позвонить в Россию вам, действительно, положено, но когда вы там об этом заявляете, они делают круглые глаза. Немного настойчивости, а потом болтайте, пока не надоест.

        Затем: взяли багаж по принципу взаимного доверия (то есть без квитанций) и повезли на телегах на стоянку такси по зеленому коридору. Таможенник нас что-то, кажется, спрашивал, но мы его проигнорировали и поперли напролом. Четвертый член семьи, телевизор, замотанный в бесформенное одеяло, прибыл на постоянное место жительства беспошлинно. Так что имейте в виду - никаких фирменных коробок, побольше наглости и - вперед.
Когда мы вышли в зал ожидания, ребенок (он-то уже успел натрескаться дармового печенья до состояния полной осоловелости) спросил: "Папа, это цирк?" Я его вполне понимаю, он смело мог ошибиться, потому что играла музыка, была куча народу, блестели огни и какой-то клоун ходил на ходулях и орал "Брухим абаим" (добро пожаловать).

        Бесплатное такси мы прождали около получаса, так что в результате уже через три часа после прибытия (на диво оперативно, по здешним стандартам) мы оказались дома, то есть у сестры, в Ришон-леЦионе. И было это 1999 года 28-го числа летнего месяца июля.

1999

Назад